Сделаем город лучше

Зачем Щербинке театр? Подкаминскому И.М. нужны «сектанты» с бубнами…

Зачем Щербинке театр? Подкаминскому И.М. нужны «сектанты» с бубнами…

13.08.2013

  «Долгая память — хуже, чем сифилис. Особенно в узком кругу. Идет вакханалия воспоминаний Не пожелать и врагу…» Борис ГРЕБЕНЩИКОВ. В Советском Союзе крайне трепетно относились к соблюдению нравственных устоев народонаселения. Вдобавок граждан тщательно уберегали от религиозного дурмана, низкопоклонства перед Западом, соблазнов сладкой жизни, памяти о темном проклятом прошлом и пустых сомнений в отношении неотвратимости светлого счастливого будущего. Презренной прозой говоря, кинокартины в советском кинопрокате и телепоказе нещадно резали, а то и совсем запрещали. То банную сцену в «А зори здесь тихие…» иссекут, то укоротят «Обыкновенный фашизм» на целую часть, то переозвучат что угодно в свете понимания текущего момента. В «Бриллиантовой руке» управдом говорит жене бедного Семёна Горбункова: «И я не удивлюсь, если завтра выяснится, что ваш муж тайно посещает синагогу». Поскольку слово «синагога» звучало в СССР гораздо неприличнее слова «жопа», его заменили на «любовницу». С зарубежными сериалами, спектаклями,фильмами, вообще делали такое, «чего Содом не делал с Гоморрой», по выражению Левки Задова, героя трилогии А. Толстого. Вся история цензуры и даже государства как в зеркале отразилась во многих «умертвиях» замечательной трагикомедии Георгия Данелия «Мимино». При Брежневе отхватили такую сцену: Мкртчян и Кикабидзе едут в лифте с двумя японцами. Тут один японец-сан и говорит другому: «До чего же все эти русские на одно лицо!» Потом пришел Андропов, и исчезла сцена звонка из Германии в Телави с попаданием в Тель-Авив: «Израиль, клянусь мамой! Слушай, ты в Кутаиси давно был?» Эпоха Черненко наследила в «Мимино» насильственным исторжением предателя Родины Савелия Крамарова, благо занят он был в крошечном, но смачном эпизоде: «Извини, генацвале! Лет через пять помогу!» А потом явился Горбачев со своими безумными «мерами по борьбе с пьянством и алкоголизмом», и фильм расстался с колоритнейшей сценой кутежа в ресторане гостиницы «Россия» посреди делегатов конгресса эндокринологов: «В красной рубашке – профессор Хачикян!» Когда настала свобода, все аккуратненько вклеили обратно, кроме безвозвратно утраченных японцев. Сейчас наша страна живет в демократическом обществе, что не мешает некоторым личностям резать по живому или просто убивать нашу культуру. Эта история еще о болеегрустном. О том, как было разорено, обескровлено, раздавлено, а по сути своей просто убито Муниципальное учреждение культуры «Камерный молодежный театр городского округа Щербинка в городе Москве». Организатором и идейным вдохновителем этого преступления стал заместитель главы администрации Щербинки ИЛЬЯ ПОДКАМИНСКИЙ — мерзкий...

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ И.М.ПОДКАМИНСКОГО (ЧАСТЬ – 2)

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ  И.М.ПОДКАМИНСКОГО (ЧАСТЬ – 2)

24.06.2013

Война за чужую собственность давно объединила представителей власти, вороватых дельцов,  откровенных бандитов, интеллигенцию, и  творческих работников. Все чаще в союзники к грязному бизнесу набивается новый участник криминальных процессов и переделов – тоталитарная секта. О методах, целях и аппетитах нового игрока рассказывает житель городского округа Щербинка в городе Москве, полковник МВД в отставке, более тридцати лет отдавший борьбе с преступностью и терроризмом Евгений Каштанов. — Евгений Николаевич, современная секта – предприятие коммерческое? — Я предпочитаю уточнять понятие «секта». Грубо говоря, можно выделить два типа: тоталитарные и классические. Изучая первые, можно говорить о религиозной их ущербности, культурной неполноценности, но не о деструктивности. Баптизм – пример классической секты, с ее членами можно вести диалог. Баптисты – законопослушные граждане. В случае же с тоталитарными сектами все куда более криминальнее  и агрессивнее. Видимо то, что Вы называете современной сектой, как раз и можно называть тоталитарным или деструктивным культом. (Деструктивность – от латинского: разрушение, нарушение нормальной психики, структуры или чего – либо. Отрицательное отношение человека к самому себе или другими, полное отрицание чего либо и соответствующее этому отношению поведение). Такая организация всегда прикрывается, какими то масками: религиозными, политическими, культурологическими и другими. Ну, и коммерческими, в прямом или переносном – сомнительном – смысле. — В какой — то момент создается впечатление, что секты представлены чуть ли не во всех сферах жизни. Как же отделять одни организации от других? Деструктивный (разрушающий) культ сегодня совершенно четко можно выделить по целому ряду явных и завуалированных признаков. Таких, как обман при вербовке, контролирование сознания человека, регламентация всех аспектов жизни, обожествление лидера организации, эксплуатация человека в том или ином виде и так далее. — Секта сегодня рвется во власть и бизнес, или пытается достичь одного, используя другое? Есть ли какая – то очевидная направленность, как, скажем более пятнадцати лет назад, во время «братания» японской секты Аум Синрекё с президентами? —  Здесь все просто и мало что изменилось. Власть – это деньги, а деньги это власть. И само по себе понятно, что тоталитарные секты не существуют ради свободного выбора людей. Человека всегда нужно затащить туда, прежде чем он что – либо узнает, пообещав ему именно то, чего ему больше всего не хватает на данный момент. Реально же секты никогда не смогут исполнить своих обещаний: они ничего не...

Страница 1 из 11
Подписаться

Получайте новые статьи сайта на email

Подписаться